?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Рок-звезда йоги Кришна Дас: об Учителе, о пении чантов и о Любви
blue
hanuman_ru
12:51 12.03.2012
Рок-звезда йоги Кришна Дас: об Учителе, о пении чантов и о Любви

Кришна Дас: «У людей на Западе есть много всего — и все равно в душе нет мира. Они рождаются, женятся, смотрят телевизоры, пьют пиво и умирают. Это грустно. Важно быть открытым всем, кто приходит, быть готовым помочь другим. Важно, чтобы ваше сердце было доступным, в том числе и для себя самого. А для этого нужно снять с вашего сердца броню, доспехи, покровы эгоизма, злости, страха, стыда, жадности, вины. Практика чантинга помогает избавиться от этих покровов».

Статью предоставил наш партнер журнал «Ной» (Новое о Йоге), свежие выпуски которого можно купить в нашем магазине.
Текст: Нина Спиридонова, фото Витас Черняускас, Мария Александрова.

«Что вы хотите делать? — спрашивает в начале своего концерта Кришна Дас. — Давайте споем вместе. Сперва я пою строку, а потом вы поете нечто похожее на то, что спел я. Будет забавно». И затягивает: Шри Рам, Джай Рам, Ситарам, Ситарам. Зал постепенно разучивает слова, начинает отстукивать ритм и раскачиваться в такт, не в силах удержаться. А киртан раскручивается, ускоряется.
«Чантинг — как шок, как хорошая встряска. Вы чувствуете, что хотите стать частью этого. При этом вам не обязательно понимать, о чем вы поете». Закончив первый киртан, он обращается к залу: «Вы знаете, кто такие Рама, Шива, Кали, Кришна и прочие божества? — Я не знаю. Что такое Бог? — Я не знаю, я его никогда не встречал. Божество невозможно понять умом. Сначала на Землю пришли Боги, а не люди, поэтому божественные имена, произнесенные на санскрите, проникают в существо каждого человека. Они глубже, чем мысли, чем эмоции. Многократное повторение этих имен открывает место внутри каждого из нас — красивое место, где живет любовь. Мое имя мне дал учитель: Кришна Дас значит «слуга Кришны». 

Детство

Прежнее имя Кришна Даса — Джеффри Кагель. Он родился в Нью-Йорке, в семье юриста и домохозяйки. С детства любил петь, учился играть на трубе и фортепиано, но музыкального образования не получил. «Я просто пел, потому что мне нравилось, пел о том, что видел: вот дерево растет, вот птичка летит».
В старшей школе наступило время тусовок, рок-концертов, наркотиков и баскетбола. КД был неплохим баскетболистом, но после травмы это увлечение пришлось оставить. Отчисленный из спортивной школы Кришна Дас вдруг решил стать лесорубом и полгода пропадал где-то в горах, потом пытался изучать в университете восточную философию, но был снова разочарован... В состоянии жуткой депрессии он встретил Рам Дасса — известного американского гуру, писателя и профессора психологии.

Начало Пути

«Когда я входил в комнату, где находился Рам Дасс, я ничего о нем не знал. Но внезапно — еще ничего не было сказано – что-то будто обожгло меня. Я понял,—- нет, я знал: то, чего я искал в жизни, реально существует. В 1967 году в Америке еще не было никаких студий йоги, по рукам ходила пара книг о йоге и дзен-буддизме. Но в целом — ничего. Да, можно прочесть эти книжки или послушать госпелы о Раме и Кришне — но о чем это: о реальном или выдуманном? Так вот, когда я пришел к Рам Дассу, я понял, что это все существует. Мы много времени проводили вместе в занятиях йогой, медитацией, чантингом, а летом я переехал к нему в дом — туда же приезжало много людей, это был своеобразный летний ашрам. Я понял, что нашел для себя некую связь. Рам Дасс много говорил о гуру Махарадж-джи (его настоящее имя Ним Кароли Баба). С самого начала я знал, что Махарадж-джи — мой гуру. Я просто знал это —даже ни разу не встретившись с ним». В августе 1970 года Кришна Дас отправился в Индию в надежде встретиться с Учителем.

Учитель

«Мой учитель Ним Кароли Баба. Он ходил в накидке и набедренной повязке. Ничего у него не было. Мы, западные ученики, пытались давать ему деньги. Он ничего не брал и говорил: «Все деньги мира — мои, даже американские деньги». У Махарадж-джи не было привязанностей, иллюзий, страха, желаний — он был абсолютно свободен. И дом для него был повсюду. Чтобы стать ближе к нему, нужно было что-то отпустить. Если вы хотите, чтобы сердце открылось, нужно его освободить. Махарадж-джи был такой «машиной просветления», «машиной свободы». Он пустил нас в то пространство, где живет истинная любовь. Через два с половиной года он отправил меня обратно в Америку: «Возвращайся назад. У тебя там остались привязанности». Я был в ужасе. Уезжая в Индию, я вообще не думал, что когда-нибудь вернусь в Штаты: я тогда все продал, все раздал. Конечно, я сделал так, как мне велел учитель, но собирался через какое-то время обязательно вернуться в Индию. А через полгода получил известие о том, что Махарадж-джи умер. До сих не понимаю, как я выжил».

О любви

«Я был абсолютно привязан к Махарадж-джи, эмоционально и физически. Не знаю, можете ли вы почувствовать это? Ну, если, например, возлюбленный разрывает с вами отношения, а вы все еще любите его. Это невыносимо. В моем случае было еще хуже, потому что Махарадж-джи ушел навсегда. То, что я был рядом с ним, делало меня счастливым. И в этой Вселенной счастья был не только я. Многие люди не в силах пережить смерть любимого человека. Для меня же это была смерть самой любви.
Все знают, что такое любовь. Нам кажется, что мы ее найдем в отношениях с кем-то, но обычно это не работает. Великие гуру, настоящие гуру — они становятся любовью, точнее любящим присутствием. Безусловная любовь – без условий. Как солнце светит всем, так и солнце любви сияет для всех и всегда. Но наши заморочки отдаляют нас от понимания этого — наш страх, стыд, чувство вины, эгоизм, гнев. Пока нас все это держит, мы не можем почувствовать тепло солнца. А гуру будто раздвигает облака на небе и спрашивает: «Эй, как ты там? Как дела?» И опять облака закрывают солнце. И так повторяется много раз. Мы боимся любить, боимся открыться, но на самом деле боимся не любви, а боли. Однажды я сильно влюбился и рассказал об этом своему «индийскому» папе (в семье, где я жил). Он сказал: «Мой мальчик, отношения – это бизнес. Делай свое дело, наслаждайся. Но любовь — это то, что длится 24 часа в день, 7 дней в неделю». Любовь — это наша истинная природа. Но мы ищем страсти, внимания — то, что получаем от отношений. В этом нет ничего плохого. Но настоящую любовь вы найдете там, где она живет, — глубоко в нас. Ты постепенно привыкаешь к этому и начинаешь очищать свое сердце от лишнего, от того, что уводит от истинного понимания. Нужно все делать с открытостью, в том числе и петь мантры, отказавшись от чувства собственной важности.
Как-то я сидел в храме с одной женщиной — она провела с моим гуру 40 лет. В тот день была свадьба у моего знакомого, поэтому в храме собрались все его родственники. И в воздухе была разлита любовь. Женщина сказала: «Посмотри, Кришна Дас, это то, чего ты лишен, потому что родился в Америке». Действительно, в моей семье все были равнодушны друг к другу, по душам никогда не разговаривали, голоса не повышали. А в индийских семьях, где я жил, люди иногда даже кричали друг на друга. Но при этом никто не боялся, что другой выкинет его из своего сердца. Они все друг друга любили».

Что такое чантинг

«Впервые я много пел в Индии. Гуру сказал, что я должен сидеть и петь «Харе Кришна» по 9-10 часов. В голову непрестанно лезли мысли: воспоминания о детстве, о маме, о любимой девушке — но я насильно возвращал себя к пению. Инструкция была одна: пой и не вздумай останавливаться! И ни слова о том, когда это кончится. Ну, сколько раз можно притвориться, что тебе нужно в туалет… Однако, через несколько дней что-то начало меняться. И я подумал: «Это работает! Гуру пришлось заставить меня пройти через волну скуки, чтобы я увидел, что за этим что-то есть». За лишними мыслями есть пространство, в котором много тишины. Мысли хватают нас, как когти орла, а потом бросают — и в этот момент мы возвращаемся к «Харе Кришна»… Не надо себя ругать, надо просто возвращаться. Не отталкивать от себя болезненные воспоминания, а позволить им уйти. Не нужно ни во что верить — просто сядьте и остановитесь. Я пою, и когда замечаю, что отвлекся и задумался о другом, просто возвращаюсь к пению. Снова и снова, тысячу раз в день. Я ничего не пытаюсь представить, не стараюсь стать счастливым, не ищу блаженства, не думаю о том, какое хорошее дело я делаю. Хотя много людей приходят на мои концерты, покупают мои диски и даже шлют мне письма о том, как это помогает им жить. Но это просто мысли.
На самом деле петь мантры с людьми я начал спустя 20 лет после смерти Махарадж-джи. Все эти годы я целенаправленно уничтожал себя наркотиками и алкоголем, зная, что больше не найду счастья в жизни. Но однажды, – дело было в Нью-Йорке в 1994 году — просто стоя посреди комнаты я вдруг осознал, что если не буду петь с людьми, я никогда не смогу очистить темные уголки своего сердца. Чантинг дает мне ощущение внутренней струны, внутренней радости. Для меня это способ прикоснуться к себе настоящему, открыть свое сердце потоку благодати. Это хорошее доброе чувство передается и другим людям, которые приходят попеть и послушать. Ведь люди в разных странах хотят одного: быть счастливыми, любить жизнь, радоваться ей. Хотя у всех разное представление о том, что такое «радоваться» и что значит счастье.
У людей на Западе есть много всего – и все равно в душе нет мира. Они рождаются, женятся, смотрят телевизоры, пьют пиво и умирают. Это грустно. Важно быть открытым всем, кто приходит, быть готовым помочь другим. Важно, чтобы ваше сердце было доступным, в том числе и для себя самого. А для этого нужно снять с вашего сердца броню, доспехи, покровы эгоизма, злости, страха, стыда, жадности, вины. Практика чантинга помогает избавиться от этих покровов.
Когда я пою, хочу, чтобы Махарадж-джи это понравилось».

О традиции Ханумана

«Когда мы говорим о существах — Кришна, Рам, Хануман, мы даже не знаем, о чем и о ком говорим. Есть их описания, но мы не знаем, кто они. Пока у тебя нет своего опыта понимания этих существ, не имеет значения, что ты прочтешь в книжке. Эти существа каким-то образом представляют, отражают реальность. Они приходят на землю с одной-единственной целью: сострадание. Махарадж-джи говорил, что Хануман и Христос — примерно одно и то же.
Почему я считаю себя последователем традиции Ханумана? Потому что мой гуру принадлежал этой традиции. Махарадж-джи говорил, что Хануман – это дыхание Рамы. В оригинальном переводе Библии говорится не о святом духе, а о священном дыхании. Дух – более позднее слово. Дух — вне тела, но дыхание — в теле, это наша связь с жизнью. А Хануман — это связь между индивидуумом и целым. Эта связь ощущается как благодать. Интересное слово «благодать». Когда я говорю об этом по-английски, (не знаю, как по-русски) это все звучит очень по-христиански. Так вот Хануман — это река благодати. Когда вы входите в ее сущность, она растворяет твердые покровы, разрушает панцирь вокруг сердца. Поэтому Ханумана называют разрушителем препятствий. Поток Ханумана связывает наше представление о себе (эго, личность, отдельное существо) и то, что мы есть на самом деле. Может быть, Хануман — это способность отбросить все и войти в любовь. А может быть, это способность смотреть внутрь себя. Я знаю, что Хануман всегда служит нашему высшему Я. Он видит Бога везде и постоянно. И он видит, что сам часть этого.
Есть такая красивая история из «Махабхараты». Была огромная война. Плохие и хорошие парни бились друг с другом. В итоге хорошие победили. Кришна был колесничим у великого героя по имени Арджуна. Каждый день после боя Кришна сам выбирался из колесницы и помогал Арджуне. И вот наступила последняя битва и Кришна сказал Арджуне: «Сегодня ты выходишь первым». Тот вышел. За ним выскочил Кришна. А сразу вслед за этим с белого флага, привязанного к колеснице, спрыгнуло изображение Ханумана. Раздался оглушительный взрыв — повозка разлетелась на куски. Арджуна спросил: «Что это было?» Кришна ответил: «Разве ты не понял? За всю войну твоя колесница ни разу не пострадала, потому что Хануман ее охранял. Он принял на себя все удары…» Вот такая красивая история. А мой Хануман всегда со мной».

Мелочи жизни

«Сочиняю ли я музыку? Можно и так сказать. Иногда я просыпаюсь и напеваю что-то, что и сам слышу в первый раз. Я никогда не сижу и не пишу специально новую мелодию.
Меня часто спрашивают, чувствую ли я себя связующим звеном между Востоком и Западом. Но мне эта чепуха в голову не приходит. Я просто наслаждаюсь. Пусть другие думают об этом. Мне кажется, я не так уж знаменит. Я пою, чтобы доставлять удовольствие себе, а не другим. А если вдруг вам не понравится — что же мне, вставать и танцевать? Я мог бы это сделать, но слишком ленив.
Жизненная философия моя проста: есть, если голоден, спать, когда устал. Пожалуй, и все. Йогой я немного занимаюсь, о своем физическом теле надо заботиться. Первую часть моей жизни я его неустанно разрушал. Теперь мне надо многое сделать, чтобы сохранить его в действии.
Вегетарианец? Ну да, я не ем людей и всех, у кого есть мама.
У меня есть дочь, внук, сестра. И большая семья людей, которые приходят петь. Когда я вхожу в комнату и вижу людей, я чувствую в них своих друзей, близких».

Самое главное

«Если мы хоть что-то знаем о Пути, и у нас есть надежда найти способ жить в этом мире с открытым сердцем, но без страха, — это только благодаря тем великим существам, которые жили до нас, на этом Пути. Они оставили нам следы. И так же как они желали нам, так и мы желаем, чтобы все были в безопасности, счастливы, здоровы и сыты. Да пребудем мы все в мире, в мире сердца, что бы ни происходило в нашей жизни. Шанти – означает мир. Мир, который превосходит обычное понимание; когда мы знаем, кто мы, когда живем в этой любви, которая внутри нас, тогда мы и есть мир. Пусть все мы будем этим. ОМ Шанти».

www.krishnadas.com


read more at Хануман.ру blogs

Tags: